RSS |

Наши контакты:

Желаете получать обновление на Email?

Введите свой email

вторник, 20 июля 2010 г.

Stage Bottles: солидарность с антифашистами из России и словом, и делом

5 июня 2010 года во Франции проходил праздник парижского отделения Национальной конфедерации труда (CNT) — с красно-чёрным банкетом и концертом немецкой группы The Stage Bottles. Команда отыграла отлично, бодро и профессионально, порадовала публику такими известными вещами как «I May Be Impolite», «Hooligan», «Sometimes Antisocial, Always Antifascist». Ну а для автора этой статьи, как и для любого антифашиста из России, окажись он/она на моём месте, песней вечера стал недавний хит группы - «Russia». О ней и о многом другом мы поговорили уже после концерта с Олафом, вокалистом и саксофонистом Stage Bottles.
- Ваша песня «Russia» в один день стала настоящим хитом в среде российских антифашистов. Наверное, нслучайно её текст был опубликован на MySpace 25 мая 2010, то есть спустя пару дней после очередного нацистского убийства в Москве (22 мая), жертвой которого стал Дмитрий Кашицын. Через неделю от перенесённого шока скончался его отец (29 мая). А на следующий день, 31 мая в Рязани не стало Константина Лункина, атакованного нацистами 23 мая в свой день рождения. В те дни многие слушали вашу песню с мыслью, что она написана про нас и для нас, и находили в ней поддержку. Расскажи немного об истории её создания.

- Два года назад у нас был совместный тур по России с What We Feel, во время которого мы получили представление о том, как обстоят дела в России. Концерты проходили в трёх городах: в Москве, Санкт-Петербурге и Петрозаводске.

Для поддержки и защиты с нами приехали 20 друзей из Германии, среди которых был даже чемпион по тайскому боксу. С российской стороны также было 20 человек суппорта. Так мы и ездили все вместе.

Первый концерт был в Петрозаводске, и там ребята могли его анонсировать и расклеивать постеры, потому что в городе не очень много нацистов. Но даже в Петрозаводске за день до нашего приезда стены были загажены свастиками (до концерта их закрасили). В Санкт-Петербурге были предприняты меры безопасности не хуже, чем в аэропорту, знаешь, с такими устройствами, которые предотвращают пронос бомб и прочего. Организаторы концерта в Москве были вынуждены просить милицию обеспечить безопасность зала, потому что поступила угроза и было неизвестно, чем всё может обернуться...

Я хочу сказать, что мы привыкли бороться с наци — годами этим занимаемся, — но та ситуация была совершенно другой. Мы знали, что наци собираются на нас напасть, может, убить, потому что они совсем очумели, как в песне "Russia" - "no control, they're crazy beasts". Всё-таки драки с наци в Германии, Англии или
во Франции не идут ни в какое
сравнение с этим...

После такого опыта мы решили написать песню. Также поводом послужило одно из убийств, совершённое нацистами в России, я уже даже не помню, какое именно.

И вот... песня готова, записана на студии звукозаписи... и снова убийство... От рук неонацистов в Москве погиб Иван Хуторской, Костолом... опять и опять эта тема.

И сейчас это всё продолжается и продолжается, и нам кажется, что текст песни «Russia» чертовски актуален. Он в достаточной степени патетичен, знаешь, сильные эмоции, сильные слова, чем иногда страдают антифашисткие песни, про которые думаешь, что они написаны исключительно, чтобы поплакаться и рассказать всем, как сложно жить. Но когда я слушаю её сейчас, я сам удивляюсь, как она без преувеличений описывает сложившуюся ситуацию.

Такая вот история песни «Russia». Кстати, она входит в компиляции в Канаде, Германии и Росии, деньги с которых пойдут на нужды российских антифашистов.

- Вы относите себя к какой-либо из субкультур?

- Если честно, мне уже 40 лет... Stage Bottles выросли в скинхед-культуре. Я, гитарист, басист и ударник — мы больше по части панк-рока. Другой гитарист очень крепко завязан на футболе и до прихода в Stage Bottles был одним из главных «мегафонов». Представь, 5000 человек поют за ним то, что он поёт в мегафон. При этом он всегда был антифашистом.

Наши друзья — панки, футбольные хулиганы, скинхеды, да кто угодно! Мы не называем себя Oi-командой. Мы — группа, которая играет street-punk и стоит на чётких антифашистких и критических социальных позициях. Если мы скажем про себя: мы Oi-группа, это может оттолкнуть кого-то. А мне нравится, когда даже пожилые женщины, как например сегодня во время концерта, просто слушают нас и улыбаются. А если ты только и поешь что о скинхедах: «скинхеды, скинхеды, мы лучше всех, мы сильней всех», - чепуха какая-то. Я хочу сказать, на скинхедах свет клином не сошёлся. Мир — он намного больше и разнообразней.

- А как вы определяете свои политические взгляды?

- Раньше я был в социалистической партии троцкистского толка, был у меня такой опыт... ну и, есть там свои косяки... Они постоянно говорят о революции, как и некоторые анархисты, кстати. Но они совершенно нетерпимы к другим людям. Допустим, встречается им кто-то с иными взглядавми, и вместо того, чтобы уважительно разговаривать, показать, в чём тот не прав, учить, они просто говорят: «Да ты козёл!»

Я симпатизирую анархистам, социлистам, если они нормальные. Но подходящей группы для себя так и не нашёл, и никто из Stage Bottles нигде не состоит.

- Так как по-твоему нужно общаться с носителями другой идеологии?

- Зависит от того, кто перед тобой. Если это агрессивно настроенный нацист, естественно, ты не станешь вести с ним беседы, а будешь реагировать адекватно ситуации. Но вот, например, я всегда был вовлечён в футбольные дела и по-прежнему остаюсь к ним близок, хотя я уже, конечно, не активный хулиган. Так вот там я повстречал немало людей, в том числе и правых. Я говорил с ними, и они всегда понимали, что я придерживаюсь левых взглядов. Один правый хулиган сказал как-то: «Я всегда думал, что все леваки отращивают космы и носят сандали. А ты можешь драться». С тех пор он перестал ненавидеть левых, ходит на панк-концерты.

Я стараюсь общаться со всеми, показывая, что есть другой способ быть против системы (“antisocial, but antifascist”). Нужно объяснять хулиганам, избегая напыщенной риторики, что если ты теряешь работу, в этом виноваты не мигранты, а определённые структуры, которые на всех нас наживается. И пусть они не станут анархистами на следующий же день, но очень важно стараться говорить с правыми хулиганами, чтобы те начинали симпатизировать левым и анархистам.

И также очень важно показывать, что ты достаточно силён, чтобы себя защитить. Это просто необходимо при общении с людьми, которые могут оказаться твоими врагами, особенно с правым хулиганьём, которые почти всегда контачат с наци. Нужно, чтобы они понимали, что ты сможешь за себя постоять, что в этом отношении ты ни чуть им не уступаешь, тогда потенциально ты сможешь оказывать на них влияние. И, наверное, не нужно объяснять, что под час от физподготовки зависят твои жизнь и здоровье. Особенно, если наци заявляют, что имеют на твой счёт определённые планы...

- Вы планируете вернуться в Россию?

- Не так давно поступило предложение о концерте в декабре 2010. Если надёжность контактов подтвердится и если в организации концерта будут участвовать доверенные лица, то мы снова будем играть в Москве. Мы очень надеемся, что всё срастётся. Ведь даже если антифашистский концерт в России — это определённый риск, мы не можем петь о солидарности с российскими антифашистами и сторониться этого риска.

- Твой топ-лист на все времена?

- Это, безусловно,The Angelic Upstarts, с которыми я играю и которые записали песню "Solidarity". Британская группа с сильными антифашистскими позициями Blaggers ITA, с ними я также играю.

- Кроме того, мои любимые: Newtown Neurotics, Cock Sparrer, The 4-Skins, Los Fastidios, Brigada Flores Magon, U.K. Subs, The Pogues. Ну и многие-многие другие, названия которых я просто-напросто забыл.

- Хочешь сказать что-нибудь тем, кто будет это читать?

- Все, кого мы встретили в России, оказались очень приятными и честными людьми. Ежедневно имея дело с очень непростыми обстоятельствами, они не выпендриваются, не выставляют это напоказ, как например, многие в Германии, мол, мы антифашисты, у нас такая тяжёлая жизнь, но мы такиие сильные и тд. Для них это просто нормально, обычно — делать то, что они делают, потому что так им велит сердце.
Они продолжают борьбу, понимая, сколько на самом деле препятствий перед ними. Ведь кроме всего прочего, антифашисты в современной России приравнены к экстремистам, как нацисты. И поэтому они подвергаются репрессиям и преследованиям со стороны государства и милиции. Именно это стало одной из причин, из-за которых WWF были вынуждены прекратить существование как группа. В припеве песни «Russia» есть строчка «Российские антифашисты, продолжайте борьбу» («Russian antifascists keep the fight»), — это попытка поддержать вас. Но даже если кто-то уйдёт в тень и перестанет быть активным из-за репрессий, мы не будем винить его/её. Мы, люди из Германии, просто не имеем на это право.

P.S. Кстати, Stage Bottles не только не возражают, но и будут рады, если песня «Russia» будет переведена на русский для концертных исполнений или для записи. Не забудьте прислать ссылку авторам.

Didi Diras.

0 коммент.:

Отправить комментарий